ВСЕ РОССИЙСКИЕ МУЖЧИНЫ-ЗНАМЕНИТОСТИ ПО АЛФАВИТУ

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

 

Арабаджи Сергей

 

Арабаджи Сергей

 

Сергей Арабаджи - биография Арабаджи Сергей Александрович родился 29 ноября 1962 года, в городе Мариуполь

Со школьных лет, помимо обучения в музыкальной школе, участвует в самодеятельном ансамбле, под руководством своего отца – Арабаджи Александра Васильевича

После окончания Мариупольского музыкального училища по классу фортепиано в 1985 году работает преподавателем в г.Белоярском Тюменской обл

В 1987г. получает приглашение на работу в популярный ВИА «Оризонт», где начинает свою гастрольную жизнь

В 1989 году, в связи с распадом коллектива, переходит на работу в качестве клавишника в Белорусский ансамбль «Сябры».Но эпоха перемен 1991г. пошатнула устойчивость и этого замечательного ансамбля

В 1992г. происходит знакомство, и трехлетнее сотрудничество с Вадимом Казаченко, в качестве музыканта и аранжировщика. Записаны альбомы «Судьба», и «Всё сначала»

С 1996г. студийная работа становится основной. Принимает участие в записи альбомов с такими артистами, как: Е.Семёнова, В.Мальцев, А.Серов, С.Лазарева, Авраам Руссо и др

В 1997г. завязалась творческая дружба с актером театра и кино, народным артистом России Н.П.Караченцовым, с которым выступает в качестве пианиста-аккомпаниатора

В 2002 году встретившись с легендарным солистом ВИА «Синяя птица» Сергеем Дроздовым, реанимируют группу. Восстанавливают лучший репертуар, живое звучание коллектива, и начинают активную гастрольную работу по России и СНГ

Интервью с Сергеем Арабаджи

Сергей Арабаджи: "Нас молодость и песня не хочет отпускать"..

Часть 1. "Оризонт"

Немного о себе

Я родился в Мариуполе в семье профессионального музыканта. Отец у меня был преподавателем музыкальной школы. Но, несмотря на то, что меня с 6 лет пытались приобщить к музыке, тяги к этому, как и все нормальные дети, не испытывал. Поэтому всячески пытался уклониться от занятий музыкой, даже путем истребления инструмента. Естественно все это происходило до определенного момента. Конечно же, меня больше привлекали занятия спортом, но травмы и какие-то невероятные драматические курьезы, преследовавшие меня, потом отбили желание интересоваться спортом даже по телевизору

В 1974 году, когда мне исполнилось 12 лет, география моего местоположения резко изменилась - мы семьей уехали на Север в Тюменскую область в город Белоярский, где я кардинально изменил свои взгляды на музыку, особенно отношение к вокально-инструментальным ансамбля, впервые попав на одну из репетиций коллектива, которым руководил мой отец. По окончании 8 классов вернулся в Мариуполь, поступив в музыкальное училище по классу фортепиано. Будучи студентом и параллельно работая в ресторане, мне очень повезло, что рядом со мной оказались люди, которые и на сегодняшний день являются легендами нашей эстрады

Это был 1982 год. Из ансамбля "Оризонт" приехал его первый барабанщик Сергей Бурцев. Пришли гитарист Володя Ковалев, клавишник Володя Логозинский и бас-гитарист Володя Степин. Они старше меня и тоже были выпускниками нашего училища. Таким составом мы и работали. Сергей Бурцев внес колоссальную лепту в формирование вкуса и грамотности аранжировки

В 1984 году нас всех пригласил в Ленинград известный композитор Виктор Резников. О нас он узнал от Бориса Гринберга, звукорежиссера ВИА "Оризонт". Резников взял нас, как аккомпанирующий коллектив. Мы репетировали в ДК им. Капранова и готовили блок его песен, которые потом пела Долина, Леонтьев и другие популярные артисты. До этого эти песни еще нигде не звучали. По тем временам у нас стоял шикарный аппарат, который принадлежал Боре Гринбергу, на его аппарате полстраны тогда работали

Когда готовилась программа, уже по Питеру пополз слушок, что Гринберг готовит настоящую "бомбу". Но как это часто бывает, наш проект споткнулся о проблему выбора филармонии, от которой предполагалось работать. И вдруг возникла альтернатива - Виктор Резников нам говорит, что некая Лариса Долина услышала нас и приглашает к себе на работу

-Какая Долина? Кто она такая? Мы ее знать -не знали

Мы все бросаем и уезжаем из Питера. На следующий день самолетом из Питера прилетает муж Долиной...Он еще пианистом у Кролла работал.Он прилетел вместе с Гринбергом и стал нас уговаривать вернуться. А у нас был коллектив очень сильный. Мы тогда джаз-роком увлекались, но могли играть все. Они звали нас в Ульяновскую филармонию и обещали через месяц первые гастроли, но мы наотрез отказались. Через две недели он опять нам звонит и опять уговаривает, но мы опять отказались.А через некоторое время у нас началась "рассыпуха". -А почему Резников не хотел выступать? Он не то чтобы не хотел, он не знал куда приткнуться. То ли работать от Ленконцерта, то ли в Тбилиси пристроиться… -Вы с Резниковым так ни разу и не выступили? Ни разу. Хотя программа была готова, не сложилось как-то

Мы продолжали работать в ресторане, но недолго. Я уехал на Север к родным на некоторое время. Ковалев уходит в "Оризонт". В 1989 году Бурцев ушел к Николаеву (сейчас он у Меладзе работает). Так наши пути и разошлись

В 1987 году мне приходит телеграмма с приглашением на прослушивание в ансамбль "Оризонт". Это Ковалев меня туда сосватал

-А почему все так стремились в филармонические ансамбли? Разве в ресторане плохо зарабатывали? Ну, это же совсем другой статус! Хотелось как-то самоутвердиться. Сцена ведь притягивает. Когда ты работаешь в ресторане, то тебе все время приходиться "снимать" чужое. Хотя, внутренне ты понимаешь, что тоже способен создавать "нетленные шедевры". Ты понимаешь, что и сам не хуже. А в те времена выбиться на большую сцену было больше шансов по-честному нежели теперь. Вот когда меня вызвали на прослушивание, то параллельно вызвали еще 2-х пианистов. Один - из Минска, а другой из Киева. Мужички были постарше меня и поопытней, но почему-то Олег Сергеевич Мильштейн предпочел мою кандидатуру

"Оризонт" был тогда на гастролях в Джамбуле и я полетел туда на прослушивание со своим инструментом, у меня был Rolland JX-3Р (тогда это было круто). Меня встретили, и я тут же пошел на концерт, чтобы просто увидеть их!!! От себя могу сказать что тогда в конце 80-х "Оризонт" по звучанию, по аранжировкам и по манере исполнения был высочайшего профессионального уровня! После прослушивания утром мне сказали, что я принят на работу. Это был такой восторг, что я не могу описать

-А сам концерт тебе понравился? Конечно! Пусть на меня не обижаются "Самоцветы" или "Пламя", но они играли конъюнктурную музыку, а "Оризонт" отличался смелыми и оригинальными оркестровками

-Когда ты пришел, кто работал в "Оризонте"? Был Леонид Рабинович-скрипач и вокалист, Илья Райзман- скрипач, его объявляли Раду, а мы звали его Люсик, который играл "Чардаш" Монти. Басист был Коля Каражия. Барабаны- Валентин Гога. Клавишные - Юра Кузнецов, который после "Оризонта" работал музыкальным руководителем в ансамбле у Валентины Легкоступовой. Сейчас он в Америке работает в какой-то компьютерной фирме

Гитарист- Володя Ковалев. Трубач Саша Сальников, который был там с первого и до последнего дня... Вообще на сцене было 16 человек, но основной состав я перечислил

-От какой филармонии вы работали? Мы работали от Ставропольской филармонии. Год или два первых "Оризонт" работал от Кишинева, а потом перешел в Ставрополь. Хотя база у нас оставалась в Кишиневе в ДК, и аппаратура там стояла, и репетировали там. Жили в гостинице. Готовили новую программу, а сдавали ее в Ставропольской филармонии

-А каким Мильштейн был руководителем? Прежде всего, он - великолепный музыкант и очень интеллигентный тактичный человек. В силу своей дипломатичности Олег Сергеевич применял нестандартные методы "работы над ошибками"

У нас бывали такие мероприятия, назывались - "профилактика". Вот работаем мы концерт, а Мильштейн сидит в зале около пульта и следит за происходящим на сцене. С этого концерта делалась запись, причем все проколы Мильштейн фиксировал на магнитофон. На следующий день всех собирал на "профилактику". Садимся в зал и слушаем. При этом он вслух ничего не комментирует. Просто все сидят и слушают. И, безусловно, всем становилось очень даже не по себе, когда их прокол выставлялся на всеобщее обозрение

-Это как-то подстегивало коллектив? Еще бы, все держались за работу. Коллектив был очень престижный! К тому же выездной. Мало того, что был контроль музыкальный, так был еще и секс-контроль. Могли в 3 часа ночи зайти, вроде как "за сахарком", а заодно посмотреть - один ты или нет, поскольку от нравственной чистоплотности каждого зависела судьба загранпоездки всего ансамбля. Мильштейн никого не выпускал даже в буфет. По его мнению, артист должен быть тайной, которого можно увидеть только на концерте или по ТВ. И это правильно! Это была школа Мильштейна, хотя тогда нас это бесило

У Олега Сергеевича было еще такое " лечение" от опозданий. Помню, было это где-то в Воронежской области. Нам надо был ехать куда-то за 150 км. Отьезд был назначен на 16-00. Без 5 минут все должны быть в автобусе. Ровно в 16-00 появляется Мильштейн, заходит в автобус, а там включено радио и раздаются сигналы точного времени. Два человека: гитарист и барабанщик выходят из гостиницы, все их видят, но Мильштейн говорит: - Поехали

И у них на глазах автобус отъезжает. Им пришлось брать такси и за свои деньги ехать эти 150 км

За эту школу я ему очень благодарен. Работали мы с ним великолепно

По этому поводу я могу сказать еще такую вещь: только спустя много лет мы смогли оценить его позицию воспитателя. Тогда нам все это очень не нравилось, но сегодня, спустя много лет, мы признаем, что все его действия в этом направлении были правильными и сослужили нам в нашей дальнейшей жизни только хорошую службу. Это не только мое мнение. Мильштейн всегда мог постоять за свой коллектив. Мы жили в хороших условиях. У нас всегда был хороший транспорт

-А у вас был директор? Да, Гофман Эдуард Рудольфович. Он был в роли "ледокола". Раньше всех выезжал на площадку, занимался ее подготовкой, для благополучной работы коллектива. Но общее руководство осуществлял Олег Сергеевич. Удивительный человек! С ним всегда можно было поговорить о жизни. Он всегда интересовался здоровьем. Не знаю, у меня с ним как-то сразу сложились доверительные отношения. -Репертуар тогда составляли в основном песни Мильштейна? Нет. Его песни были в программе, но в процентном отношении их было меньше половины

-А участинки ансамбля писали песни? Нет. Тогда возникали какие-то сложности с Союзом композиторов, но я эту "кухню" плохо знаю

У нас был очень талантливый музыкант Коля Каражия, писал свои песни и виртуозно играл на бас-гитаре. Одну из его песен мы все-таки спели, хотя он очень плодовитый композитор и сочинял необыкновенно красивые мелодии. Сейчас Николай живет и работает в Румынии

-В 80-х годах все ансамбли стали избавляться от духовых инструментов и сокращаться в составе, чтобы играть более современную музыку и получать больше.А "Оризонт" не только сохранял духовую и скрипичную группу, но продолжал выступать в большом составе.Почему? Чтобы не потерять свою самобытность. Хотя такая тенденция потом и у нас появилась. Когда мы в последнюю поездку в 1989 году поехали, у нас уже из духовиков остались только Сальников и еще один трубач, саксофониста и тромбониста уже не было. А вот скрипичная группа оставалась, потому что без Люсика концерт - не концерт! Да и без Лени тоже. Они были вместе с Мильштейном, как бы, соучредители этого коллектива. Они втроем работали в ансамбле у Марии Кодряну и, покинув его, создали - Мильштейн, Райзман и Рабинович - замечательный молдавский коллектив!!! -А "Оризонт" играл буржуйскую музыку? У нас была инструментальная пьеса "Караван" Дюка Эллингтона в аранжировке В. Ковалева. Кстати, этот гениальный гитарист первым в нашей стране использовал уникальный прием игры "теппинг", если я не ошибаюсь

-Как записывался последний диск "Оризонта"? За год до записи этого диска у нас была новая программа. Когда мы ее обкатали, было принято решение записать на "Мелодии".У нас были оплачены две недели и за это время мы успели записать 12 песен. В записи принимал участие еще полный состав. Все клавишные партии писал я. Впервые мы попытались использовать электронные барабаны "Ямаху RX-5". Причем наш барабанщик не знал, как запрограммировать, и все сбивки, которые там звучат, я играл на клавишах. Обидно только, что на диске никто из нас, участников записи, не указан. К сожалению, услышать уже сведенный результат нам так и не довелось… Мы работали до 1989 года. Именно, в этот период стало очевидно, что зрительский интерес к коллективу угасает. Так, например, в Ульяновске было 16 человек на сцене и 15 человек в зале… В итоге, гитарист Ковалев и вокалист Киреев ушли во "Фристайл", который тогда еще назывался - "Высший пилотаж". В основном они аккомпанировали Михаилу Муромову, а в начале концерта ( на разогреве) пели 5 своих песен. Анатолий Розанов - руководитель "Фристайла" предложил и мне влиться в новый коллектив, однако Мильштейн тогда уже заинтриговал нас полугодовым контрактом работы в Израиле, поэтому все другие предложения отпали сами собой.Но поездка в Израиль осталась миражем

Мильштейн собрал нас и сказал: -Ребята, в ближайшие полгода я вас обеспечить работой не смогу. Поэтому, если у кого-то есть альтернатива, то я не буду препятствовать. Когда же, у меня появиться возможность вас снова собрать, я обязательно это сделаю

Было лето 1989. Мы прилетели в Москву, где у нас должен был проходить последний концерт, но он так и не состоялся… Разумеется, все в нашей жизни имеет свое начало и свой финал, но я счастлив и горд тем, что начало моей гастрольной карьеры связано с этим - поистине блистательным ансамблем! Часть 2. "Сябры". Вернувшись домой, я встретился с друзьями, одним из которых был Михаил Педченко- мой давний друг и однокашник по училищу. Узнав о том, что я "свободен", он рассказал о предстоящих переменах в составе "Сябров" и переходе некоторых ребят к Игорю Николаеву. В то время Миша учился в Минске и работал в этом ансамбле. Так прозвучало заманчивое предложение, а дальше… Мишка делает мне вызов в "Сябры", я прилетаю в Минск и знакомлюсь с коллективом: Анатолий Иванович Ярмоленко - художественный руководитель и солист, Николай Сацура- пианист, хороший композитор и аранжировщик, сегодня- заслуженный деятель культуры Беларуссии; Валера Рязанов-бас-гитарист, Юра Богаткевич- гитарист и вокалист, Саша Газизов -гитарист. А еще Юра Рыбков- барабанщик, который сейчас в Америке, в Нью-Йорке, как и Богаткевич. У нас сложился отличный коллектив, все люди были примерно одного возраста. Мы слушали одну музыку и концерты наши проходили на ура! У меня есть концертная кассета, записанная прямо с пульта: слушаешь ее - прямо пластинка. Все пели, все играли. Все - музыканты с профессиональным образованием! -А коллектив часто менялся? Вообще не менялся. Я по сей день работал бы там с удовольствием... Но, увы, не обошлось без неприятностей, а они заключались в следующем. На минуточку! Шел переломный для советской истории - 1991 год, а в Гомельской филармонии, по- прежнему, было "тихо и уютно"…Цифры нашего "гонорара", на фоне стремительно растущих цен, оставались незыблемы. Попытка повысить свое благосостояние путем мирных переговоров с Ярмоленко была обречена. В ответ, мы получили свободу выбора: то ли терпеть дальше, то ли найти другую работу. Мы выбрали - второе и пять заявлений об увольнении легли на стол директора коллектива.Но команда наша, при этом, не распалась

Мы уехали в Москву. Обладая огромным творческим потенциалом, мы записали в ДЗЗ несколько песен, уже как группа - "Рождество", которые моментально в Беларуси стали хитами! После чего, мы были приглашены Владимиром Георгиевичем Мулявиным на первый международный конкурс "Славянский базар" в городе Витебске (1992г.)

.После этого фестиваля нам поступила масса предложений о выступлениях с концертами. Когда появились деньги, то, как это всегда бывает, начался спор: кто больше поет и кто больше сочинил. В общем, после "Славянского базара" мы проработали около года и благополучно расстались. В силу яркости и многогранности таланта каждого из участников былой команды, и по сей день все успешно работают и процветают в разных уголках планеты

Часть 3."Московский период". Новогодняя ночь 1993 года преподнесла мне праздничный подарок: раздался телефонный звонок из Москвы от Володи Логозинского с предложением занять его место в группе Вадима Казаченко, у которого уже был сольный проект. Так я вновь оказался в столице. У меня был месяц, чтобы войти в программу концерта не только музыкально, но и технически. Тогда на меня навалилось такое количество электронных приборов ( секвенсеров, модулей и т.д.), что без помощи обойтись было невозможно. Безупречным наставником в этом, в прочем, как и всегда по жизни, стал Володя Логозинский. Об этом уникальном человеке я готов говорить много и долго, поскольку масштаб его таланта и глубина его личности для меня всегда являлись маяком! Это, пожалуй, единственный авторитет абсолютно безукоризненный для меня! Понимаете, он - музыкант от Бога!!! Оставив меня преемником, он уехал в Америку, где сейчас работает в одной из крупнейших звукозаписывающих компаний. Многие у нас в стране его знают как аранжировщика и sound-продюсера музыкальных альбомов Игоря Крутого. Словом, я начал работать с Казаченко. Работали здорово! Дважды были в Германии. Те времена всегда вспоминаю с радостью. Кстати, надо признать, что Вадим не только замечательно пел, но и потрясающе общался со зрителями. Я каждый раз удивлялся его находчивости, остроумию и обаянию

Ради эксперимента, Володя Мальцев - директор Казаченко- предложил мне аранжировать песню "На летящем коне", которая в последствии вошла в финал "Песни года"

Это был первый шаг к дальнейшей, продолжительной студийной работе, которая дала возможность общаться и сотрудничать с целым рядом известных и признанных артистов. Но, все же, первый полноценный альбом, аранжированный мною, был "Благослови". Таким образом, с написания этого альбома за мной закрепилась роль "придворного" аранжировщика, чего я никак не ожидал, гастроли проходили мимо меня, а душа "требовала" сцены

Поэтому, когда в 1996 году Игорю Николаеву и Наташе Королевой понадобился клавишник, о чем опять же узнал от Миши Педченко, то я с интересом и воодушевлением ушел в другой коллектив. Совместная работа, правда, продлилась недолго в силу того, что состав группы в последствие разделился: часть музыкантов - с Игорем, а другая - с Наташей. Процесс "общения" с последней требовал большого терпения, коего лично у меня на много не хватило…Это оказалось выше моих сил! Буквально через год благосклонная судьба свела меня с выдающимся человеком и гениальным актером нашего времени - Николаем Петровичем Караченцовым. С 1997 года мы начинаем с ним работать все его творческие встречи. Моя миссия в наших выступлениях заключалась в том, чтобы аккомпанировать артисту. Великолепное сотрудничество! Боюсь, у меня не хватит слов передать свое восхищение и уважение к этому человеку. Вот уж, где пример мужества, работоспособности, честности и порядочности! Его день был расписан по секундам!!! Но он с удивительной пунктуальностью все успевал. На мой взгляд, главный секрет его обаяния заключается в том, что, несмотря, на свой высочайший статус народного артиста, он очень прост в общении, доступен и демократичен. С ним можно безо всякого напряжения поговорить на самые сокровенные темы. Верю и надеюсь, что 8 лет нашего сотрудничества будут иметь продолжение и мы вновь выйдем на одну сцену

Возвращаясь к теме студийной работы, не могу не выделить среди потока различных заказов, проекты особо любимые и значимые для меня. Прежде всего, это полное творческое слияние и духовное единство с певицей и композитором - Катей Семеновой! Да, возможно, сейчас ее не так часто можно увидеть и услышать, как раньше. Но это как раз объясняется тем, что в свое время ореол звезды "не затмил" в ней иной грани ее таланта. Бесспорно, она прекрасная певица, но и, как выяснилось, очень самобытный композитор! Процесс аранжировки плодов ее творчества позволяет использовать самые смелые решения! Даже не могу назвать это работой, это скорее процесс душевной реанимации, всегда получаю колоссальное удовольствие от этого! Также, не менее приятной и значимой для меня стала встреча и творческий альянс с певицей Анной Резниковой. Появившись вновь, в 2002 году на звездном российском небосклоне, своей неотразимой яркой индивидуальностью она составила явную конкуренцию многим устоявшимся мэтрам! Мне, опять же, посчастливилось стать музыкальным руководителем этого проекта. Надо сказать, что популярность Ани за рубежом не уступает отечественной, и даже превосходит ее, поэтому в основном гастроли проходили за границей: в США, Израиле, Германии…Правда, наше теплое сотрудничество не носило системного характера в силу того, что Анна живет и работает в другой стране

Часть 4. "Синяя птица"

-А как нарисовалась "Синяя птица"? В коллективе Анны Резниковой работал гитарист Юра Мягков, который до этого работал у Валерии. Так вот, звонит мне, это было в 2003 году и говорит: - Нужно слетать в Уфу с Сергеем Дроздовым

А мы раньше пересекались на гастролях. Помню, были вместе на фестивале во Фрунзе… Словом, Мягков представляет меня Дроздову - легендарному солисту ВИА "Синяя птица". Собственно, к вопросу о "Синей птице" могу сказать, что это единственный человек, который остался от первоначального состава. Потому как все остальные, не менее легендарные, участники нынешнего состава, в те времена - 80-е гг. - работали в других известных группах. В частности, Виталий Зайков - бас-гитарист, 10 лет был участником знаменитой группы "Фестиваль" Максима Дунаевского. Гитарист - Володя Васильев - один из ведущих в стране студийных музыкантов, его руку можно услышать во многих популярных альбомах: Аллы Пугачевой "Позови меня с собой", Ирины Аллегровой, три альбома Михаила Шуфутинского, Жасмин, Татьяны Овсиенко "За розовым морем" и др. А, уж, барабанщик у нас, какой! Сергей Криницын - музыкант высочайшего класса, имеет внушительное творческое досье: ВИА "Оризонт", группа "Автограф", "Лейся, Песня!"

Мы постарались достойно "реанимировать" классический репертуар "СП" и "освежаем" наши выступления новыми песнями. Надеемся, что интерес к нашему творчеству продлится как можно дольше, потому как понятно, что сейчас повышенное внимание продиктовано модой на ретро-коллективы. Однако вдохновляет то, что в зале на наших концертах мы видим не только своих ровесников и людей постарше, но и много молодых лиц. Это вселяет оптимизм!!! Глядя на молодежь, в душе каждого из нас снова цветет весна, и мы чувствуем, что нам по-прежнему, 25!

 

< назад | к содержанию | вперед >

 

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий: